ru   en

Юрий ПАШИК: «Курим, ругаемся матом…»


Источник: www.nv-online.info

pashik-minsk-2019.jpg

В апреле в московском Арбитражном суде состоится второе заседание по иску известной российской фирмы, которая занимается сертификацией продукции. Ответчиком выступает белорусское ОАО «Беллис».

Россияне считают, что белорусы в погоне за прибылью безосновательно порочат их деловую репутацию в глазах должностных лиц и хозяйствующих субъектов.

Директор ОАО «Беллис» Юрий Пашик полагает, что данный иск имеет не экономический, а скорее политический характер.

Об этом он рассказал «Народной Воле». 

– В прошлом году в Минск приезжал министр ЕЭК по экономике и финансовой политике Тимур Жаксылыков, он хотел выяснить, какие проблемы есть во взаимоотношениях между странами в рамках Евразийского экономического сотрудничества, – говорит Пашик. – На встрече с ним, которая была организована в Торгово-промышленной палате, присутствовали представители различных отраслей промышленности, технические регуляторы. Каждый говорил о наболевшем. Был там и мой заместитель, который рассказал об уровне системы техрегулирования в ЕАЭС и привел официальные данные о том, что на нашем рынке устойчиво размещается свыше 70 процентов электротехнической продукции, не соответствующей требованиям технических регламентов и стандартов. Причем вся эта продукция поступает к нам в основном с российскими сертификатами, которые часто выдаются с нарушением правил и процедур. Связано это в том числе и с жуликоватыми посредниками в виде уполномоченных изготовителями лиц, которые возложили на себя монопольное право выступать заявителями на сертификацию, при этом не являясь импортерами продукции, что противоречит требованиям договора о ЕАЭС.

Министр Жаксылыков был впечатлен и попросил изложить эти данные в официальном письме, что мы и сделали, сославшись на конкретные данные Госстандарта. В итоге одна из российских организаций, которая занимается сертификацией, подала иск в суд за дискредитацию деловой репутации. Уже состоялось первое заседание суда, на апрель назначено следующее. От нас требуют опровержения и компенсации судебных издержек.

Как известно, Госнадзор работает методом случайной выборки, и только за 2017–2019 год из случайно отобранных 32 товаров электротехники с сертификатами этой фирмы лишь к 9 не было никаких претензий.

А москвичи говорят, что от всего количества выданных сертификатов это незначительная погрешность. И что они не несут ответственности за качество продукции – они лишь выдают сертификаты!

– А на основании чего выдают сертификаты?

– Приведу конкретный факт. Например, пару лет назад они проводили инспекцию предприятий, по результатам которой появился Акт анализа состояния производства ООО «БСХ Бытовые Приборы» (Россия), уполномоченного представителя фирмы «BSH Hausgeräte GmbH». Их эксперт проводит на предприятии три дня и делает вывод о том, что на фирме «BSH Hausgeräte GmbH» условия производства соответствуют установленным требованиям готовой продукции. И полагает возможным распространить результаты этой проверки на заводы-изготовители компании – всего 76 предприятий, расположенных по всему миру, большинство которых к «BSH Hausgeräte GmbH» отношения не имеют!

– Но ведь эксперт выезжал лишь на одно из предприятий…

– Если бы я свою работу так выполнял, то уже давно был бы в местах не столь отдаленных… И это было бы справедливо!

– Смотрю, в этом списке есть даже белорусское предприятие – «Медея Горизонт ЛТД»…

– Да, но только руководство этого предприятия, видимо, и не подозревает, что их кто-то оценил в Москве и что они находятся в этом акте. Как и все другие предприятия, кстати.

А на основании этого акта выписываются сертификаты.

С одной стороны, орган по сертификации должен провести испытания образца. А с другой – поехать на завод и убедиться, что производство этой продукции обеспечивает стабильный выпуск того уровня качества, который подтвердил на испытаниях тот или иной образец. Ну и что вообще такое предприятие существует в природе!

Но наши коллеги из России считают, что для инспекции не обязательно посещать завод, а можно провести проверку и по корреспонденции, дистанционно. И они пытаются всех убедить, что это – лучшая мировая практика, соответствующая правилам и процедурам сертификации ЕАЭС.

Но как без выезда на место вообще установить, что предприятие работает и выпускает продукцию? Как без выезда на место это можно сделать? А если там вообще нет предприятия?

Получается, что процедуру проведения сертификации они реализовывают совершенно иначе. И если бы это делали какие-то пацаны из Урюпинска, было бы понятно… Но ведь известная организация, выдала десятки тысяч сертификатов! Некоторые моменты они трактуют по-своему и говорят, что общие правила нигде не прописаны. А в следующий раз они скажут, что для испытаний не нужен образец товара. И что нигде вообще не прописано, как именно должны проводиться испытания…

И это происходит не только в техрегулировании, а во всем спектре взаимоотношений в ЕАЭС… Просто театр абсурда!

– К сожалению, это наша реальность, мы в ней живем.

– Если бы все это было безобидно, то можно было бы махнуть рукой. Но ведь сегодня по пальцам можно пересчитать специалистов, которые могут прочитать и понять стандарты. И при этом российская таможня блокирует все сертификаты, кроме российских!

– На каком основании? Ведь таможня не обладает необходимыми компетенциями в области оценки соответствия…

– Именно! И это опять же нарушение договора о ЕАЭС, в результате чего, все товары, поступающие на российскую таможню с сертификатами, нероссийского происхождения отправляются в красный коридор на дополнительную проверку! Таможенники необоснованно предъявляют требования о предоставлении документов по сертификации, порой не существующих в природе, в том числе оригиналы документов. Просят показать акты проведения экспертизы на соответствие заявленному товару, акты отбора, документы на ввоз образцов для проведения испытаний, протоколы испытаний, договор с органом по сертификации, документы по оплате выданного сертификата, уставные документы заявителя на сертификацию. И тем самым принуждают субъекты хозяйствования получать сертификаты ЕАЭС в российских органах по сертификации и чаще всего с нарушениями правил и процедур сертификации.

– Юрий Александрович, а судебный иск удивил или испугал?

– Обрадовал. Потому что я, как бывший хоккеист, могу сказать одно: когда противник дает тебе голевую передачу, им нужно дорожить.

– Но вашу организацию обвиняют в недобросовестной конкуренции и, как следствие, получении прибыли…

– А мне кажется, просто хотят запугать.

– Не так давно глава Россельхознадзора Сергей Данкверт высказал недовольство работой министра по техническому регулированию ЕЭК Виктора Назаренко, который до недавнего времени возглавлял Госстандарт Беларуси. Мол, нет механизма регулирования транзита сельхозпродукции по территориям стран – членов ЕАЭС, а Назаренко совершенно не стремится урегулировать этот вопрос.

– Такой выпад в адрес министра, имеющего статус международного чиновника, я вообще расцениваю как безобразие. С начала 1990-х не помню случая, чтобы какой-то чиновник среднего уровня, простите, в качестве «колбасного киллера» наезжал на министра международного уровня.

– Тем не менее сам Назаренко промолчал…

– На мой взгляд, реагировать должен был не Назаренко, а председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Саркисян, а также белорусские чиновники, и прежде всего – Минсельхозпрод.

– В любом случае это та информационная война, которую мы проигрываем. Иногда, конечно, хорошо выдержать паузу, но в данном случае она затянулась.

– Станиславский говорил: чем длиннее пауза, тем выше мастерство актера. Но это, к сожалению, действительно не тот случай. Когда на медийном пространстве говорит только президент, а все, кто должен реагировать, молчат – это неправильно.

– С другой стороны, Лукашенко сам создал такую систему. Может, боится конкуренции? Вдруг найдется более яркий оратор?

Не помню, чтобы хоть одному министру предъявили жесткую претензию за то, что он выступил публично, по делу, в защиту национальных интересов.

Я не чиновник, а эксперт, радиоинженер, но руковожу предприятием. И меня никто никогда не упрекал, что поднимаю громкие темы.

Если глава государства публично обозначил проблему, все компетентные органы госуправления должны незамедлительно принимать эффективные меры, чтобы ее устранить. Не должно быть страха и паники. У белорусов еще со времен Второй мировой войны есть хорошая народная мудрость: главное в танке не пушка, главное в танке… свежий воздух.

– Юрий Александрович, а у вас есть план, как разрулить проблемы, которые возникают в сфере технического регулирования?

– Я думаю, настал тот период, когда надо сделать полную перезагрузку отношений. Убедиться, что система аккредитации во всех странах нормальная и прозрачная, что все требования – идентичны.

Основа любой системы – это взаимное доверие, которое достигается взаимными сравнительными оценками органов по аккредитации и сличительными испытаниями между участниками системы. До сих пор в ЕАЭС этого не сделано. Единые правила и процедуры отсутствуют.

При сегодняшних результатах надзора на рынке, а это порядка 80% несоответствующей продукции и фейковых сертификатов, необходимо в кратчайшие сроки, при выявлении несоответствующей продукции ее изымать, требовать отзыва, запрещать реализацию, отменять сертификаты, аннулировать аттестаты аккредитаций и требовать исключения из Единого реестра тех организаций, которые неоднократно попадали в зону надзора, с отменой всех сертификатов, которые данная организация выдала.

Не нужно создавать какие-то дополнительные механизмы привлечения к ответственности за поставку товара с фиктивными сертификатами и за выдачу таких сертификатов, у нас все для этого есть, и нужно действовать здесь и сейчас, иначе может быть поздно.

Но и нельзя разрушать существующие механизмы защиты рынка.

Некоторые белорусские предприятия предлагают заменить процедуру сертификации продукции по энергоэффективности на декларирование. При этом всем хорошо известна история введения этих требований, давление со стороны российских торговых структур с целью их отмены. Результаты сертификации, при которой не менее 50% продукции не соответствует заявленным или установленным требованиям к энергоэффективности, и вообще предназначены для стран с невысоким уровнем развития. Я уверен, что заказчики отмены те же, но хочется верить, что Госстандарт Беларуси не дрогнет, а правительство окажет поддержку этой очень важной сегодня структуре госуправления.

Необходимо вносить изменения и существенно дорабатывать Договор ЕАЭС с привлечением экспертного сообщества, обладающего необходимой компетентностью и опытом во избежание ранее допущенных ошибок.

Нужно максимально сохранять национальную систему подтверждения соответствия и тем самым защищать рынок от контрафактной, опасной и фальсифицированной продукции.

И самое главное – уделить особое внимание и направить общие усилия на развитие национальной системы технического регулирования как основного инструмента не только защиты отечественных предприятий и потребителей, а инструмента инновационного развития промышленности.

Приведу простой для понимания, но яркий и характерный пример. Вот смотрите: на моем столе лежат две одинаковые лампочки накаливания с матовым стеклом. Одна куплена в прошлом году, вторая – сегодня. Подобные изделия почти 10 лет как не производятся и запрещены к реализации не только в странах Евросоюза, но и во всех странах с развитой экономикой. В Китае они отнесены к нагревательным, а не к осветительным приборам. Внимательно читаем, что написано на упаковке. Торговое имя «Космос», Российская Федерация. Производитель: электроламповый завод, г.Брест, Беларусь. Импортер: ООО «Национальная дистрибьюторская компания «Топсервис», Россия; импортер ЧП «Линия света», г.Гомель, Беларусь. Поставщик: ОДО «Оптснаб», г.Гомель Беларусь. Уже не смешно. И цена не смешная – 73 копейки, ее ресурс всего ничего – 1000 часов, при том что у подобной светодиодной лампы ресурс 20.000 часов, а цена чуть более двух рублей. На упаковке лампочки, купленной в прошлом году, написано «матовая», на сегодняшней – «матированная». И вот документ, который я получил недавно. Предложение изменить стандарт в части классификации ламп накаливания – считать матированную лампу прозрачной.

Так вот я хочу всем этим космическим умникам, кто производил, импортировал из Беларуси в Беларусь и сертифицировал, предложить иное название – лампа «матная».

В заключение хочу обратить внимание, что для улучшения и развития ситуации на рынке все инструменты есть, нужна лишь воля, решительность и, как я уже сказал, поддержка Госстандарту.

А если говорить о моем настроении, пока могу сказать только: «Курим, ругаемся матом!»

Подпишитесь на рассылку материалов БЕЛЛИС